Подписаться на наши соцсети

Чудесная внимательность. Руководство по осознанности.

ЧУДЕСНАЯ  ВНИМАТЕЛЬНОСТЬ РУКОВОДСТВО ПО МЕДИТАЦИИ И ОСОЗНАННОСТИ.

Почему необходима медитация? Прежде всего потому, что любому нужно полноценно отдохнуть. Благодаря чудесной внимательности мы заново создаем и улучшаем себя.

Отрывки из книги мастера Тик Нат Хана. Книга отличается простым и ясным описанием упражнений, которыми лю­бой может сразу же заняться на практике.
Слова книги таят в себе заботу о каждом читателе, поскольку они проникнуты осознанностью и нежностью к живому человеку.
Эта книга адресована взрослому человеку, но может быть понята и ребенком. Она обращена к человеку, довольному собой и к человеку, имеющему личные проблемы, к человеку, ищущему свои Пути, и к человеку уже имеющему определенные убеждения или верования.
Селение Слив открыто для всех желающих провести там месяц, совершенствуя осознанность и выполняя медитацию.

Основные правила

Вчера ко мне зашел Аллен вместе с сыном Джоуи. Джоуи так быстро вырос! Ему уже семь лет, и он болтает по-фран­цузски и по-английски. Он даже использует несколько жаргон­ных словечек, подхваченных на улице. Детей здесь воспитывают совсем не так, как дома. Здесь родители убеждены, что для развития ребенка необходима свобода. Все два часа, что мы посвятили беседе, Аллену пришлось непрерывно следить за Джоуи. Джоуи играл, что-то бормотал и прерывал нас, мешая вести обстоятельный разговор. Я дал ему несколько детских книжек с картинками, но он, даже не взглянув, отбрасывал их прочь и вновь прерывал наш разговор. Он требовал постоянного внимания взрослых.

Потом Джоуи надел куртку и вышел поиграть с соседским мальчиком. Я спросил Аллена: «Считаешь ли ты семейную жизнь легкой?» Аллен не стал отвечать напрямик. Он сказал, что в по­следнее время, после рождения Анны, он не мог как следует вы­спаться. Ночью Сью будила его и, поскольку она была очень уставшей, просила его проверить, не перестала ли Анна дышать. «Я встаю, смотрю на ребенка, а потом возвращаюсь и опять засыпаю. Порой я повторяю это два-три раза за ночь».

«Кому проще: холостяку или семьянину?»—спросил я. Ал­лен не стал отвечать напрямик. Но я понял. Я задал другой во­прос: «Многие говорят, что, имея семью, чувствуешь себя не так одиноко и более спокойно. Это правда?» Аллен наклонил голову и что-то невнятно пробормотал. Но я понял.

Потом Аллен сказал: «Я открыл способ, как освобождать для себя время. Раньше я считал, что мой день разделен на несколько частей. Одна часть для Джоуи, другая для Сью, еще одна — чтобы присматривать за Анной, следующая — для работы по до­му. Все остальное время становилось моим. Я мог читать, писать, исследовать, гулять. Но теперь я стараюсь больше не разграничивать время. Я считаю время, проведенное с Джоуи и Сью, своим. Когда я помогаю Джоуи выполнять до­машние задания, я пытаюсь найти какой-нибудь способ, чтобы считать его время своим. Я учу вместе с ним уроки, увлекаясь всем, что мы делаем вместе. Отданное ему время возвращается ко мне. Точно так же со Сью. Самое замечательное, что у меня теперь стало столько личного времени!»

Пока Аллен говорил, он улыбался. Я удивился. Я знал, что Аллен не почерпнул это из книг. Это было его открытие, сде­ланное в обыденной жизни.

Мыть посуду, чтобы вымыть посуду

Тридцать лет назад, когда я пришел в монастырь Ту Хиеу, для мения было не слишком приятным получить задание вымыть посуду Во время сезона дождей все монахи возвращались в монастырь, и двум новичкам приходилось готовить еду и мыть посуду, обслуживая более сотни монахов. Мыла не было, мы использовали лишь пепел, рисовую шелуху и кокосовую скорлупу. Каждый день нужно было вымыть груду посуды, и это случа­лось зимой, когда замерзала вода. Поэтому перед началом ра­боты нужно было согреть огромную бадью воды. Ныне, когда на кухне есть жидкое мыло, специальные скребки и даже горячая вода, мыть посуду стало приятней. Теперь легче радоваться, выполняя такую работу. Всякий может быстро сде­лать ее, а после присесть и с удовольствием выпить чашку чая. Я знаю, что есть стиральные машины, хотя сам стираю руками, но по­судомоечные машины—это чересчур!

Занимаясь мытьем посуды, необходимо только мыть посуду—это значит, что, мытье посуды необходимо полностью осознавать, как мытье посуды. На первый взгляд это может показаться немного неле­пым: зачем заострять внимание на обыкновенных вещах? Но в этом и скрыт весь смысл. Тот факт, что я нахожусь здесь и занимаюсь мытьем посуды, удивителено реален. Я всецело принадлежу самому себе, слежу за дыханием, осознаю свое существование, осознаю свои мысли и действия. Мой ум невозможно смутить так, чтобы он стал подобен бутылке, раскачивающейся на волнах.

Чашка чая в ваших руках

В Соединенных Штатах у меня есть близкий друг—Джим Форест. Когда я восемь лет назад впервые встретил его, он со­трудничал с Католическим Обществом Мира. Прошлой зимой Джим навестил меня. Обычно перед тем как сесть пить чай после ужина, я мыл посуду. Как-то вечером Джим спросил, мо­жет ли он помыть посуду. Я сказал: «Попробуй, но если ты моешь посуду, то должен знать, как ее мыть». Джим воз­разил: «Неужели ты думаешь, что я не умею мыть посуду?» Я ответил: «Есть два способа мыть посуду. Первый — мыть посуду, чтобы сделать ее чистой. Второй — мыть посуду, чтобы вымыть посуду». Джим обрадовался и сказал: «Я выбираю второй способ — мыть посуду, чтобы вымыть посуду». Я передал ему этот «ответственный» пост на целую неделю.

Если, занимаясь мытьем посуды, мы только и думаем об ожидающей нас чашке чая, то мы спешим справиться с мытьем как с ненужной побочной работой, а не «моем посуду, чтобы вымыть посуду». Мы мертвы, когда так моем посуду таким образом. В са­мом деле, мы совершенно не в силах понять всю радость бытия, пока стоим так подле раковины на кухне. Если мы не можем мыть посуду, то, скорее всего, мы также не сможем пить чай. Держа в руке чашку чая, мы будем думать о посторонних вещах, едва ли сознавая, что мы держим в руках. Так нас уносит в будущее, и мы не в силах действительно прожить теку­щую минуту жизни.

Как съесть мандарин

Я помню, несколько лет назад, когда я первый раз вместе с Джимом путешествовал по Соединенным Штатам, мы сели под деревом и разделили мандарин. Джим стал говорить о том, что мы станем делать в будущем. Когда мы обсуждали интересные проекты, он настолько увлекался ими, что буквально забывал про то, что он делает в данный момент. Он положил в рот дольку мандарина и, не начав жевать ее, уже приготовился положить другую. Он едва ли чувствовал, что ест мандарин. Я только сказал: «Ты должен съесть взятую дольку мандарина». Джим стал осознавать, что он делает. Это было подобно тому, что он вовсе бы не ел мандарин. Если бы он это делал, он «ел» бы свои планы на будущее.

У мандарина есть дольки. Если вы сможете съесть одну дольку, возможно, вы съедите весь мандарин. Но если вам не съесть даже дольку, тем более, вам не съесть весь мандарин. Джим понял. Он медленно опустил свою руку и сосредоточился на дольке, уже находившейся во рту. Он вдумчиво пережевал ее, пе­ред тем как взять следующую.

Позже, когда Джим попал в тюрьму за протест против военных действий, я, беспокоясь, сумеет ли он выдержать жизнь среди четырех стен тюрьмы, отправил ему короткое письмо: «Помнишь мандарин, что мы ели когда-то вдвоем? Твое положение здесь похоже на мандарин. Съешь его, и он станет тобой. Завтра ты уже не вспомнишь о нем».

Сущность ученичества

Более тридцати лет назад, когда я впервые пришел в мона­стырь, мне дали небольшую книжку, озаглавленную «Сущность ученичества», написан­ную буддийским монахом Док Тье из монастыря Бао Шон, и просили запомнить ее содержание. Это была тоненькая книжка. Возможно, там было около сорока страниц, но туда вошли все те строки, которые использовал Док Тье для пробужде­ния своего ума во время любой работы. Пробудившись утром, он думал: «Я пробудился и надеюсь, что каждый достигнет великой осознанности и увидит совершенную ясность». Когда он мыл руки, он направлял свой ум: «Я вымою руки и надеюсь, что каждый войдет в реальность с чистыми руками». Книга целиком состояла из подобных строф. Их целью было помочь последователям кон­тролировать свое сознание. Дзэнский наставник Док Тье помогал новичкам сравнительно простым способом, опираясь на то, чему учит Сутра осознанности. Всякий раз, когда вы надеваете платье, моете посуду, идете в ванную комнату, расстилаете коврик, несете ведро воды, либо чистите зубы, вы можете применить подходящее строфы, чтобы вернуться к осознан­ности.

Сутра осознанности  гласит: «Когда последователь идет, он должен осознавать, что он идет. Когда последователь сидит, он должен осознавать, что он сидит. Когда последователь лежит, он должен осознавать, что он лежит… В каком бы положении ни было тело, последователь должен осознавать это положение. Упражняясь подоб­ным образом, последователь живет в полной и постоянной осо­знанности тела…» Однако осознавать положение тела недо­статочно. Мы должны осознавать каждое дыхание, каждое движе­ние, каждую мысль и чувство, все, что имеет отношение к нам.

В сутрах Будда учит как можно использовать дыхание для достижения сосредото­чения. Сутра, в которой говорится об использовании дыхания для поддержки внимательности, называется Анапанасати Сутра. Приблизительно в середине III в. эта сутра была переведена на вьетнамский язык и прокомментирована дзэнским мастером центральноазиатского происхождения по имени Кхыонг Танг Хой. Анапана озна­чает дыхание, сати — осознанность. Танг Хой перевел это как «Стража сознания». Анапанасати сутра – это сутра использования дыхания для достижения осознанности. Сутра дыхания для достижения осознанности является 118-й в собрании сутр «Маджима-Никая» и учит шестнадцати методам примене­ния дыхания.

Когда вы идете по дороге в деревню, вы можете упражнять­ся в осознанности. Пусть вы идете по грязной дороге, пролегающей среди клочков зеленой травы, но, упражняясь в осо­знанности, вы поймете главное — эта дорога ведет в деревню. Упражняйтесь, сохраняя в сознании мысль: «Я иду по дороге, веду­щей в деревню». И в дождливую и в солнечную погоду со­храняйте эту мысль, но не повторяйте ее снова и снова подобно автомату. Это не будет внимательностью. Если, шагая по дороге в де­ревню, вы действительно прониклись внимательностью, то всякий ваш шаг станет невообразимо чудесен, радость раскроет цветок вашего сердца и вы сможете вступить в мир реальности.

Мне нравится ходить одному по проселочным дорогам. По обеим сторонам раскинулись рисовые поля и растут дикие травы. Я делаю каждый шаг осознанно, помня о том, что я иду по удивительной земле. В подобные мгновения существование чудесно и таинственно. Принято считать, что ходить по воде либо по воздуху — это чудо. Но я думаю, еще большее чудо — ходить по земле. Каж­дый день мы соприкасаемся с чудом, которого даже не замечаем: лазурное небо, белые облака, зеленая листва, черные пытливые глаза ребенка, оба наших глаза — все это чудесно.

Направьте внимание на свои действия, будьте бдительными, поступай­те умело и разумно при любых условиях, тогда это станет осознанностью. Нет причины отделять осознанность от сохранения внимания во время работы, от бдительности и ис­пользования здравого мышления. Для принятия лучшего ре­шения необходимо спокойное сердце и самообладание. Вся­кий знает об этом. Если мы будем раздражаться и начнем сер­диться, теряя контроль над собой, то мы можем испортим любую работу.

День внимательности

Каждый день и каждый час необходимо проводить осо­знано. Об этом легко сказать, но это не так просто осуществить. Вот почему я так настойчиво рекомендовал тем, кто приходит на семинары по медитации, выбрать один день в неделю и целиком посвятить его практике осознанности. Каждый день и каж­дый час должны быть осознанными. Но фактически мало кто из нас достиг подобного уровня. Нам кажется, что семья, работа и общество отнимают у нас все личное время. Поэтому я настаи­ваю на том, чтобы каждый уединялся один раз в неделю. Может быть, в субботу.

Если вы выбрали субботу, то весь субботний день должен принадлежать вам так, чтобы вы были полновластным хозяи­ном. Субботний день положит начало привычке упражняться в осознанности. Независимо от занятости, пусть это будет даже служение обществу, каждый имеет право на такой день, ина­че мы быстро потеряем себя в суетном мире, и все наши уси­лия окажутся бесплодными. Какой бы день вы ни выбрали, превратите его в день осознанности.

Чтобы не забыть про свой день, придумайте какой-то спо­соб, чтобы вспомнить в момент пробуждения, что этот день особый. Можете повесить на стену листок бумаги с надписью «осознанность» либо веточку сосны — нечто такое, что, когда вы откроете глаза, могло бы напомнить вам про день осознанности. Сегодня ваш день. Вспомнив это, вы, воз­можно, улыбнетесь, и ваша улыбка станет первым шагом к осознанности.

Еще лежа в постели, не спеша начинайте следить за дыха­нием, дышите медленно, глубоко и осознанно. Затем, неторо­пливо встав с кровати, вовсе не так, как вы делаете это обыч­но, питайте осознанность каждым движением. Все ут­ренние действия — чистку зубов и умывание делайте спокойно и расслаблено, сознавая каждое движение. Следите за дыханием, контролируя его. и не позволяйте мыслям рассеиваться. Любое движение должно выполняться спокойно. Соотносите ваши шаги со спокойным продолжительным дыханием. Слегка улыбайтесь.

Примите ванну по крайней мере в течение получаса. Мойтесь медленно и осознанно, так, чтобы, закончив мыться, вы почувствовали легкость и бодрость. Затем вы можете заняться работой по дому: вымойте посуду, протрите пыль со стола, подметитем пол на кухне, при­ведите в порядок книги на полках. Любую работу выполняйте неторопливо, легко и осознанно. Не выполняйте дела так, чтобы отделаться от них. Работайте без напряжения, но со всем своим вниманимем. Слейтесь со своей работой и наслаждайтесь ею. Без этого день потеряет свой смысл. Чувство, что работа вам навязана, исчезнет, если буде­те выполнять ее осознанно. Берите пример с дзэнских настав­ников. Что бы они ни делали, они выполняют это не проявляя нежелания, медленно и плавно.

Тому, кто только начинает заниматься, желательно пребы­вать в тишине весь день. Это не значит, что в день осознан­ности вам совсем не следует говорить. Вы можете говорить, даже петь, но, если вы стали говорить или петь, делайте это, полностью осознавая, что вы говорите или поете, стараясь говорить или петь как можно меньше. Разумеется, можно петь и одновремен­но упражняться в осознанности. Но помните: не имея большого опыта созерцания, во время разговора или пения вы скорее потеряете осознанность, чем ее сохраните.

Когда придет время обеда, сами приготовьте еду. Готовьте еду и мойте посуду осознанно. Утром приберите в доме и вымойте полы. В полдень поработайте в саду, посмотрите на облака или соберите цветы, приготовьте чай, а потом, пребывая в осознанности, на­сладитесь этим. Отведите на это побольше времени. Не берите пример с тех, кто во время рабочего перерыва выпивает кофе одним глотком. Пейте чай, не подгоняя время, медленно и благоговейночинно, будто бы он яв­ляется осью, вокруг которой вращается вся земля. Вся жизнь — в настоящем моменте. Только настоящий момент является жизнью. Не вовлекайтесь в будущее. Не спешите сор­ваться с места и приниматься за работу. Не торопите «уход».

Из растений изгородь живая —

Ты стал ее почкой.

Ты стал улыбкой, частицей жизни.

Здесь оставайся, не уходи.

Родная сторона, прекрасная как детство.

Не разрушай ее, продолжи воспевать.

Вечером можете почитать писания, выписывая понравившие­ся отрывки, написать друзьям письма. Словом, делайте то, что вам по душе, что лежит в стороне от обычной работы. Но, что бы вы ни делали, делайте это осознанно. Не ешьте много на ночь. Потом, когда вы сядете медитировать, примерно в десять либо в одиннадцать часов вечера, вам будет легче сидеть. За­тем вы можете неторопливо погулять на свежем воздухе, осознанно следя за дыханием и стараясь контролировать продолжительность вдоха и выдоха по своим шагам. И наконец, когда вы ляжете спать, тоже старайтесь сохранить осознанность.

Так или иначе, мы должны дать воз­можность каждому работающему иметь день осознанности. Подобный день очень ва­жен. Его влияние на последующие дни неизмеримо. Де­сять лет назад, благодаря такому дню осознанности, Чу Ван и другие наши братья и сестры по ордену Тиеп Хиен сумели преодолеть многие трудности. Всего лишь через три месяца соблюдения дня осознанности раз в неделю вы почувствуете значительные изменения в вашей жизни. День осознанности отразится на последующих днях недели, давая возможность все семь дней сохранять осознанность. Я думаю, вы согласитесь, что день осознанности важен!

Осознанность ума

Можно задать следующий вопрос: «Разве расслабление— единственная цель медитации?» На самом деле цель медитации лежит гораздо глубже. После того как вы расслабились, можно успокоить сердце и очистить сознание. Чтобы успокоить сердце и очистить сознание, надо значительно продвинуться в меди­тации.

Разумеется, чтобы контролировать сознание и привести в порядок мысли, надо упражняться в осознанности чувств и ощу­щений. Чтобы контролировать сознание, надо упражняться в осо­знанности сознания. Вам следует знать, как наблюдать и вы­являть каждое чувство и мысль, которые возникают. Дзэнский настав­ник Тхыонг Тиеу писал: «Если последователь ясно понимает свой собственный ум, то он без труда достигнет успеха. Но ес­ли он ничего не знает о своем уме, то все его усилия будут напрасны». Если вы желаете понять свой ум, то для этого существует единственный путь: наблюдать и выявлять все, что происходит в нем. Это необходимо делать всегда, не только во время медитации, но и в обыденной жизни.

Во время медитации могут возникнуть различные чувства и мысли. Если вы не занимаетесь осознанным дыханием, то эти мысли вскоре отвлекут вас. Дыхание не только помо­гает рассеять такие мысли и чувства, но и является средством, объединяющим тело и сознание. Оно открывает врата мудрости. При появлении мысли либо чувства вам не следует прогонять их. Если вы будете продолжать следить за дыханием, то мысли и чувства естест­венным образом покинут ум. Нет необходимости отогнать их, ненавидеть их, беспокоиться о них либо пу­гаться их. Так что же следует делать по отношению к подоб­ным мыслям и чувствам? Попросту отметьте их присутствие. Например, если появилось чувство печали, тут же отметьте: «Чувство печали только что появилось во мне». Если чувство печали остается, отметьте: «Чувство печали все еще остается во мне». Если появится мысль наподобие: «Уже поздно, а соседи так сильно шумят»,— осознайте, что такая мысль появилась. Если мысль остается, то продолжайте осознавать ее. Точно так же посту­пайте с другими мыслями и чувствами. Смысл заключается в том, чтобы не позволять любой мысли и чувству оставаться не распознанными. Поступать подобно дворцовой страже, опозна­ющей всякого, проходящещго мимо нее.

Если мысли и чувства отсутствуют, тогда отметьте, что мысли и чувства отсутствуют. Поступая подобным обра­зом, вы осознаете ваши мысли и чувства. Вскоре вы сможете контролировать сознание. Всякий в состоянии объединить метод осознавания дыхания и метод осознавания мыслей и чувств.

Стража или тень обезьяны

Совершая осознанные действия, не делайте различий между добрым и злым, чтобы не создать таким образом внутренних противо­речий. При появлении здравой мысли осознайте ее: «Только что возникла здравая мысль». Если же появится недобрая мысль, опять-таки осознайте ее: «Только что возникла недобрая мысль». Не останавливайтесь на ней и не старайтесь избавить­ся от нее, как бы сильно она вам ни нравилась. Достаточно от­метить мысль. Если вы отрешились от нее, тогда осознайте, что вы отрешились от нее; если она по-прежнему присутствует, осознайте, что она присутствует. Как только вы достигли по­добного умения осознавать мысль, вам больше нечего бояться.

Когда я упомянул стражу подле дворцовых ворот, воз­можно, вы представили ворота, охраняемые вашим сознанием. Стоит мысли либо чувству возникнуть в вас, как вы осознаете их возникновение, и, наоборот, когда они покидают вас, вы осознаете их исчезновение. Но этот образ можно понять иначе: он поясняет, что тот, кто входит в ворота, не является стражей. В действительности мы сами являемся нашими мыслями и чув­ствами. Они—это частица нас. Может возникнуть желание смотреть на них, как на врагов, стремящихся разрушить сосредоточенность и уравновешен­ность нашего ума. Но в действительности, когда мы злимся, мы сами есть злоба. Когда мы счастливы, мы сами есть счастье. Когда у нас возникают какие-то мыс­ли, мы сами есть эти мысли. Мы являемся одно­временно и стражей и проходящим мимо нее. Мы являемся одновременно сознанием и тем, кто созерцает сознание. Поэтому останавли­ваться на мысли или прогонять ее нет необходимости. Важно осознать эту мысль. Такое созерцание сознания не создает из ума, т.е. субъекта, — объекта. Оно не устанавливает различия между субъектом и объектом. Ум не захватывается умом. Ум не выталкивает ум. Ум может толь­ко следить за собой. Такое созерцание сознания не является наблюдением некоторого внешнего объекта, независимого ото наблюдателя.

Вспомним коан дзэнского наставника Бать Аня, который спросил: «Как звучит хлопок одной ладони?» Или возьмем, например, случай, когда язык ощущает вкус: что же разде­ляет вкус и причину вкуса? Сознание воспринимает себя толь­ко посредством себя. Это особенно важно, и в Сутре осознанности Будда постоянно использует фразы: «Осознанность чувства в чув­стве, осознанность сознания в сознании». Считают, что Будда сказал это, чтобы подчеркнуть слова «чувство» и «сознание», но я не думаю, что это не полностью выражает намерение Будды. Осо­знанность чувства в чувстве — это осознанность чувства непосредственно во время испытывания этого чувства. Разумеется, это не созерцание не­коего воображаемого чувства, создаваемого, чтобы придать чувству определенную объективность, существующую вне личности познающего. Это можно передать словами, что звучат подобно загадке, нелепице либо скороговор­ке: осознанность чувства в чувстве — это испытываемая умом осознанность ума в уме. Выявление объекта для его изучения является методом науки, но не способом ме­дитации. Следовательно, используя образ стражи и посетителя, невозможно полностью передать осознанное наблюдение ума.

В сутре говорится, что ум подобен обезьяне, раскачивающейся то на одной, то на дгугой ветке. Чтобы в какой-то момент нам не потерять из виду обезьяну, следует постоянно следить за ней и да­же постараться слиться с ней. Ум, созерцающий ум, подобен предмету и тени от него — предмет не может из­бавиться от тени. Два составляют одно. Как бы ум ни изменялся, оно по прежнему будет оставаться в упряжке ума. Иногда в сутре используется выражение «связать обезь­яну», означающее контроль над умом. Но образ обезьяны необходим лишь для пояснения. Когда ум непосредственно и постоянно осознает себя, он больше не похож на обезьяну. Нет двух умов таких, что один прыгает с ветки на ветку, а другой пытается догнать его, чтобы связать веревкой.

Человек, занимающийся медитацией, обычно стремится увидеть свою истинную природу, чтобы достигнуть просветления. Но ес­ли вы начали занятия недавно, то не ждите момента, когда увидите свою истинную природу. Лучше всего ничего не ждать. В особенности не ожидайте, что вы увидите Будду либо некую абсолютную реальность, пока занимаетесь медитацией.

В течение первых шести месяцев постарайтесь взрастить си­лу сосредоточения и добиться внутреннего покоя и безмятеж­ной радости. Вы отбросите тревоги и будете наслаждаться полным отды­хом и спокойствием своего ума. Вы приобретете бодрость, ваш взгляд на вещи станет шире и полнее, а внутренняя любовь станет сильнее и глубже. Вы сможете принести больше пользы окру­жающим.

Занятия медитацией питают как тело, так и дух. Посредством медитации наше тело достигает гармонии, легкости и умиротворенности. Путь от наблюдения своего ума до проникновения в свою истинную природу не должен быть слишком тернистым. Как только вы смогли успокоить свое со­знание, как только мысли и чувства перестали беспокоить вас, ваш ум пребывать в уме. Ум возь­мет контроль над умом самым непосредственным и уди­вительным образом, когда не устанавливаются различия между субъектом и объектом. Во время чаепития кажущее­ся различие между чаем и тем, кто его пьет, исчезает. Чаепитие становиться непосредстванной и удивительной практикой, в которой различия между субъектом и объектом более не существует.

Рассеянное сознание также является сознанием, подобно тому, как рябь на воде также является водой. Когда сознание контролирует сознание, сознание, полное заблуждений, стано­вится сознанием без заблуждений, или истинным сознанием. Истинное сознание — это наша истинная природа.

Одно во всем, все в одном: пять скандх

Позвольте мне уделить немного внимания методам, которые вы могли бы использовать, чтобы избавиться от узости мировоззрения, до­стичь бесстрашия и действительного сострадания. Этими методами является созерцание взаимозависимости, непостоянства и сострадания.

Во время медитации сидя, после того как вы взяли контроль над своим сознанием, вы можете направить усилие сосредоточения на созерцание взаимозависимой природы определенных объектов. Такой способ медитации не является рассудочным размышлением о философии взаимозависимо­сти. Это проникновение сознания в сознание, постижение под­линной природы объекта созерцания путем использования силы сосредоточения.

Вспомним простую и старую истину: субъект познания не может существовать независимо от объекта познания. Чтобы видеть, надо что-либо видеть. Чтобы слышать, надо что-либо слышать. Чтобы злиться, надо быть на что-либо злым. На­деяться можно только на что-либо. Думать можно только о чем-либо. Когда объект познания «что-либо» не существует, не может быть субъекта познания. Последователь созерцает созна­ние и, таким образом, может увидеть взаимозависимость субъ­екта познания и объекта познания. Когда мы упражняемся в осознанности дыхания, тогда познание дыхания становится со­знанием. Когда мы упражняемся в осознанности тела, тогда познание тела становится сознанием. Когда мы упражняемся в осознанности внешних объектов, тогда познание внешних объектов становится сознанием. Таким образом созерцание взаимозависимой природы всех предметов также становится созерцанием сознания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »